Популярные статьи
Календарь
«    Август 2017    »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031 
Для обмена ссылками пишите через форму обратной связи. Ваш сайт должен быть похожей тематики.
Сексуальные дисфункции у больных хроническим простатитом
11-11-2014, 16:32 | Автор: adminn | Категория: polezn
В последние годы в клинической сексологии происходит изменение отношения к роли
простатита в генезе сексуальных дисфункций. В связи с обсуждаемым вопросом
небезынтересно отметить, что раньше в СССР никто не сомневался в том, что простатит сам
по себе (без всякой психогении) может играть роль в возникновении сексуальных
нарушений. Иногда даже называлась неправдоподобно большая частота данных нарушений.
Однако в настоящее время некоторые авторы сводят возможную биогенную роль простатита
в генезе сексуальных дисфункций практически к нулю. Тенденция исключения хронического
простатита из числа факторов, способных вызывать данные дисфункции, четко
прослеживается в публикации Л. П. Ефимова [13] (Россия). Обследовав 110 мужчин-
ликвидаторов последствий аварии на Чернобыльской АЭС в возрасте от 35 до 60 лет,
обратившихся с жалобами на сексуальные расстройства, автор выявил простатит у 94 чел.
(85,5%). Он выделил 8 причинных факторов сексуальных дисфункций, но заявил, что ни в
одном из этих 94 набл. не увидел связи между ними и хроническим простатитом.
По нашему мнению, сексуальные дисфункции у больных хроническим простатитом
могут возникать по различным, в том числе и биогенным механизмам, однако их
формирование у больных с данной патологией должно стать предметом анализа и
обсуждения, плодотворность которого может быть обусловлена междисциплинарным
системным подходом.
Модели формирования сексуальных
расстройств у больных хроническим простатитом
В результате проведенного анализа мы выделили следующие модели формирования
сексуальных расстройств у больных хроническим простатитом [19].
Пс и х о с омати че с к а я мо д е л ь . Частое сочетание хронического простатита и
сексуальных расстройств пытались объяснить тем, что хронический простатит и сексуальные
дисфункции существуют параллельно, представляя собой проявление единого
психосоматического расстройства. Так, М. В. Екимов, А. И. Федорова [12] отмечают, что
хронический простатит можно проанализировать с позиций психосоматической медицины.
Хотя к возникновению этого заболевания могут приводить инфекционные факторы, застой
секрета простаты и застой крови в органах малого таза (гемодинамические нарушения),
иммунодефицит, инфекционно-аллергические и аутоиммунные процессы, нарушения
нейровегетативной регуляции и др., многое позволяет понять анализ развития хронических
простатитов с позиций психосоматической медицины, которая интегрирует соматические
(гормоны, иммунитет, сосуды и т. д.) и психические (особенности личностного реагирования
на стресс) факторы в единый патогенез.
Наиболее тесно психическое и соматическое «переплетаются в эмоциях», каждая из
которых имеет соматовегетативное сопровождение. Возникающим при стрессе эмоциям
соответствует ряд соматических изменений: симпатикотония, выброс андреналина,
повышение тонуса гладкой и поперечнополосатой мускулатуры, а также увеличение уровня
надпочечниковых гормонов и снижение уровня половых гормонов и т. д. В отношении
хронических простатитов, продолжают авторы, все перечисленные патогенетические
механизмы работают в полной мере. «Во-первых, простата – это гладкомышечный орган и
соответственно является органом-мишенью для адреналина. Во-вторых, ее функции
(секреторная и барьерная) регулируются половыми гормонами, конкурирующими с
надпочечниковыми. За счет возникающего в простате спастического состояния
(симпатикотония и гиперадреналинемия), снижения ее функции и защитных сил (снижение
уровня тестостерона и блокирование рецепторов к тестостерону при избытке
надпочечниковых гормонов), а также при общем снижении иммунитета возникает риск
инфекционного поражения простаты (простатита). Таким образом, такое чисто соматическое
и объективно регистрируемое заболевание, как простатит, возникает в данном случае как
результат характерных для хронического (незавершающегося) психоэмоционального стресса
соматических изменений, то есть по психосоматическим механизмам» [12, с. 347–348].
Далее авторы сообщают, что «большинство характерных для простатитов и
простатопатий жалоб, симптомов и нарушений имеют психосоматическую трактовку.
Учащенное мочеиспускание возникает не только из-за «раздраженной железы», но и из-за
симпатикотонии с соответствующим спастическим состоянием мочевого пузыря (подобно
симпатикотонической реакции на эмоциональный стресс, волнение, холод и пр.).
Затрудненное мочеиспускание возникает не только из-за «отека железы», но из-за
симпатикотонической спастики самой простаты. Спастическое состояние простаты может
сопровождаться жалобами на боли и дискомфорт в области железы. Предрасполагающие к
простатиту запоры, которые обычно рекомендуют устранять при лечении простатитов, –
проявление спастики, в данном случае кишечника (спастический колит – это тоже
психосоматическое заболевание). Спастическое состояние простаты проявляет себя при
пальпаторном исследовании железы через ее плотность, болезненность, сглаженность ее
междолевой бороздки. К снижению функции простаты приводит не столько само
воспаление, сколько дефицит влияния тестостерона в результате избытка надпочечниковых
гормонов с соответствующей блокадой тканевых андрогенных рецепторов в простате. Да и
сам уровень тестостерона снижается при затяжных стрессах. Эти же механизмы объясняют и
характерные для простатитов нарушения в виде патоспермии. Склероз простаты возникает
не только в результате инфекции, к нему также ведут нарушения в ней обмена веществ за
счет ее спастики, нарушений кровотока и указанных дисгормональных нарушений» [12, c.
348–349].
Объясняя взаимосвязь между хроническим простатитом, простатопатиями и
сексуальными дисфункциями, авторы подчеркивают, что линейная схема (половые
нарушения как результат простатита) кажется недостаточной, на что указывает нередко
встречающееся сохранение сексуального расстройства после санации простаты. Ученые
высказывают свою точку зрения, что и простатит, и сексуальные нарушения являются
двумя самостоятельными параллельными следствиями единого психосоматического
расстройства. «Чем выше уровень симпатотонии, тем быстрее наступит семяизвержение,
так как первая фаза эякуляции (пусковая фаза) – это симпатическая фаза. Оргазм (по У.
Мастерсу и В. Джонсон) служит разрядкой от нарастающей в процессе возбуждения общей и
локальной миотонии. Чем выше изначальная миотония (спастика), тем быстрее наступит
семяизвержение. То есть, эти механизмы объясняют причины ускоренного семяизвержения
не как результат простатита, а как параллельное следствие их общих психосоматических
причин. К нарушению либидо и эрекции приводит не само воспаление простаты, а
возникающий при стрессе дефицит тестостерона и блокада его тканевых рецепторов (в
простате, во всем теле и в глубоких отделах мозга) избытком надпочечниковых гормонов. А
это уже не инфекционные, а эндокринные механизмы. Спастическое состояние сосудов
полового члена будет ухудшать эрекцию по сосудистым механизмам. Комплекс
отрицательных эмоций при хроническом стрессе будет снижать сексуальность по
психическим механизмам» [12, c. 349].
Мишень поражения (locus minoris resistentia) у пациентов сексуальными нарушениями и
психосоматическими простатитами авторы объясняют наличием у них слабой половой
конституции, низкой тканевой чувствительностью к тестостерону, ослабленным
неврологическим обеспечением половой функции, низкими резервами сосудистого
обеспечения сексуальных реакций и т. д. (соматический компонент). К психологическим
факторам относят повышенную фиксацию внимания на половой системе, сексуальные
страхи и неуверенность в своих сексуальных возможностях, которые обусловлены
внутриличностными проблемами. Мышечное напряжение при психосоматических вариантах
простатита (спастика простаты) отражает и символизирует психологические страхи и носит
защитный характер (В. Райх) [12].
H. J. Berberich, M. Ludwig M. [28] также обращают внимание на роль психосоматических
факторов в генезе хронического простатита/синдрома хронической тазовой боли. Авторы
отмечают, что кроме редких случаев бактериальных простатитов, многочисленные
соматические модели были не в состоянии полностью объяснить патогенные взаимосвязи, а
терапевтические попытки часто давали неудовлетворительные результаты. Более того,
психосоматическими факторами часто пренебрегали. На основе анкетного опроса
исследователями выявлено, что множество факторов играют важную роль в развитии
хронического простатита/синдрома хронической тазовой боли, а именно соматизация и
депрессия, а также тревога, ипохондрия и слабая мужская идентичность. Отмечается, что эти
предварительные результаты нуждаются в дальнейшей оценке.
Однако объяснение связи хронического простатита и сексуальных дисфункций не
исчерпывается приведенной моделью, названной нами психосоматической.
Не й р о р е ц е пто р н а я мо д е л ь . Сексуальные дисфункции у больных хроническим
простатитом могут возникать по механизмам, которые объясняет модель, названная нами
нейрорецепторной. В формировании преждевременной эякуляции может участвовать
простатовезикулярный комплекс. Отмечается, что основной рецепторной зоной,
участвующей в возникновении эякуляторного феномена в области внутренних половых
органов, является семенной бугорок, где сконцентрирован мощный рецепторный комплекс.
В этой области начинается и часть восходящей дуги эякуляторного рефлекса и восходящая
дуга «рефлекса оргазма». Воспаление в области семенного бугорка и простатовезикулярного
комплекса повышает чувствительность нейрорецепторного аппарата и ведет к
гиперрефлексии, что часто обусловливает преждевременную эякуляцию. При анестезии
семенного бугорка с помощью лидокаина, его травматическом поражении и атрофическом
колликулите, напротив, возникает затрудненная эякуляция и даже анэякуляторный феномен
[25].
В этой модели получают объяснение и другие сексуальные дисфункции. Данная модель
нашла отражение в ряде трудов [8, 15, 18, 23], в которых сообщается, что ирритация
нейрорецепторного аппарата предстательной железы приводит к повышению возбудимости
спинальных половых центров, что проявляется преждевременным семяизвержением и
частым возникновением эрекций. Хронический вялотекущий процесс в
уретропростатической зоне приводит к постоянному раздражению семенного бугорка,
афферентная импульсация от которого поступает в спинальные половые центры. Клинически
это проявляется длительными неадекватными ночными эрекциями. При длительном
воспалительном процессе происходит функциональное «истощение» центра эрекции при
продолжающемся возбуждении центра эякуляции, что выражается ослаблением эрекций и
преждевременным семяизвержением, которое сменяется задержанной эякуляцией на этапе
наступающего функционального «истощения» центра эякуляции.
Изменение оргастических ощущений, согласно этой модели, связано с тем, что примерно
у 1/3 больных хронический простатит сочетается с задним уретритом и колликулитом, а зона
семенного бугорка является тем местом, где зарождается ощущение оргазма при выбросе
семени через узкие семяизвергающие устья [10]. Э. К. Арнольди [2] отмечает, что причиной
стертого оргазма является атония и зияние устьев семявыбрасывающих протоков и связанное
с этим уменьшение силы истечения струи спермы, раздражающей рецепторы, участвующие в
формировании оргастических ощущений, расположенные на поверхности семенного
бугорка.
В литературе можно встретить мнение, согласно которому функциональное истощение
спинальных центров практически невозможно, учитывая что спинной мозг является
филогенетически древней и поэтому устойчивой по отношению к воздействию патогенных
факторов структурой. Для того чтобы смягчить дискуссию по этому поводу, можно
использовать термин «торможение» центра (эрекции, эякуляции), которое выполняет
охранительную функцию, защищая соответствующие центры от нейрорецепторных атак.
Мо д е л ь п с и х о п ато л о г и ч е с к о й д ете рм и н а ц и и . Также можно выделить модель,
отрицающую биогенное влияние простатита на возникновении сексуальных дисфункций.
Связь между ним и данными дисфункциями рассматривается в аспекте неблагоприятного
воздействия отягощающих простатит психических расстройств невротического уровня.
Данная модель может быть названа моделью психопатологической детерминации. Б. Н.
Хольцов (1909) писал, что больные хроническим простатитом, обеспокоенные
продолжительностью заболевания и неудовлетворительными результатами лечения,
фиксируют внимание на своем недуге, уходят в болезнь, преувеличивают имеющиеся у них
расстройства. В результате у них развивается неврастения, которая выражается не только
местными (нарушение мочеиспускания, нарушения половой деятельности, парестезии и
боли), но и общими нервными расстройствами (уныние, глубокая меланхолия) [по 1].
Е. А. Ефремов и соавт. [14] отмечают, что сексуальные расстройства встречаются у 46–
78% больных хроническим простатитом, и причинно-следственная связь между хроническим
простатитом и сексуальной дисфункцией является предметом пристального внимания
урологов. Однако общепринятой точки зрения на эту проблему до настоящего времени нет.
При обследовании 317 пациентов с диагнозом «хронический простатит» в возрасте от 20 до
54 лет и продолжительностью заболевания от 6 мес. до 20 лет у 268 больных авторы выявили
нарушения половой функции различной степени выраженности. Пациенты с сопутствующей
васкулогенной патологией исключались из дальнейшего исследования.
В ходе проведенного исследования были выявлены две группы. В первой группе (179
чел.) у пациентов имело место изолированное поражение эякуляторной составляющей,
проявляющееся ускоренным семяизвержением (47%), болезненной эякуляцией (52%), а
также изменением эмоциональной окраски оргазма (20%). Вторую группу (89 чел.)
составили пациенты с нарушениями либидо (40%), адекватных (30%) и спонтанных (до 15%)
эрекций. Исследователи обратили внимание на большую частоту психических расстройств
среди больных с сексуальными дисфункциями и хроническим простатитом (примерно 75%).
При этом у 60,2% пациентов психопатологическая отягощенность предшествовала
сексуальному расстройству, а у 17,8% – появилась при длительном и неэффективном
лечении основного заболевания, внося определенную специфику в клинику сексуальных
расстройств. На основании этого авторы делают вывод, что сексуальная дисфункция,
выявляемая при хроническом простатите, должна рассматриваться как проявление
астенического, тревожно-ипохондрического, астеноипохондрического и
астенодепрессивного синдромов, а также других психопатологических состояний. Поэтому
необходима оценка у этой категории больных изменений психического статуса, а
своевременная коррекция психических расстройств при хроническом простатите
предупреждает развитие более грубых нарушений психики и позволяет успешнее лечить
соматическое страдание, а также корригировать сексуальные нарушения. В связи с этим
авторы считают, что активное участие в комплексном лечении хронического простатита
должны принимать психоневрологи.
О наличии различных психических расстройств у больных с данным заболеванием
сообщают и другие авторы. Так, по данным А. К. Напреенко [22], выявленные симптомы,
обусловленные психическими нарушениями у больных простатитом, по мере убывания
располагаются в следующем порядке: раздражительность, эмоциональная слабость,
неустойчивость настроения, повышенная психическая и физическая утомляемость,
нарушение сна, вегетососудистые дистонические проявления, слабодушие (неспособность
сдерживать эмоции), коитофобия (боязнь полового акта), ослабление способности к
сосредоточению внимания, ухудшение памяти, страхи, не связанные с половой функцией,
психалгии (боли, обусловленные не болезненным процессом во внутренних органах, а
психическим заболеванием – расстройством восприятия) и др.
В динамике развития подобных нарушений автор выделяет два этапа. На первом для
больных наиболее типичны повышенная раздражительность, сниженное настроение с
оттенком тревожной ажитации (двигательным возбуждением, страхами), быстрая
физическая утомляемость и психическая истощаемость, нарушение сна, головная боль,
коитофобия. На втором этапе пациенты отмечают подавленное настроение, общую слабость,
безынициативность, склонность к ипохондрическим переживаниям, страхи, в том числе не
относящиеся по своему содержанию к сфере интимных отношений. Сообщается, что второй
этап психических расстройств отмечается в основном при затяжном, часто рецидивирующем
характере воспалительных заболеваний органов половой системы.
В исследовании A. Mehik et al. [36], в котором участвовало 1832 чел., было выявлено, что
пациенты с простатитом испытывают значительный стресс. Психологические проблемы
(тревожность, депрессия, эмоциональная лабильность, слабая мужская идентификация,
сексуальные жалобы), по данным психологических тестов (MMPI) и консультаций,
выявлены у 80% пациентов с хроническим простатитом, а высокая степень их выраженности
обнаружена у 20–50%. Другие авторы (K. J. Egan, J. N. Krieger, 1994, 1997; R. B. Alexander,
D. Trissel,1996; В. Burger, W. Weidner, J. E. Altwein, 1999; A. Mehik et al., 2000) также
констатировали наличие у данного контингента больных повышенной тревожности,
депрессии, истероидных реакций, а иногда даже «повышение суицидальных настроений» [по
4].
Интересно отметить, что L. Keltikangas-Järvinen et al. [33] отмечают повышение частоты
гомосексуального поведения у пациентов, страдающих хроническим простатитом, что
можно объяснить снижением маскулинности и уверенности в удовлетворительной эрекции
при половом акте с противоположным полом.
А. А. Камалов и соавт. [17], характеризуя пациентов с длительно текущим хроническим
простатитом, отмечают, что для них характерна ипохондрическая готовность и фиксация на
малейших ощущениях в половых органах. О наличии у них тревожной депрессии
свидетельствуют навязчивые мысли тревожного содержания об их мужской
неполноценности, о неизлечимости недуга, бесперспективности лечения, неминуемой потере
семейного благополучия. Они «уходят в болезнь», склонны к самодиагностике и
самолечению. Состояние тревожной депрессии, в котором они находятся, также
характеризуется расстройствами сна и аппетита. У них отмечаются и симптомы
вегетативной дисфункции (повышенное потоотделение, лабильность пульса). По
наблюдениям авторов, половые расстройства, имеющие место у этих больных (снижение
либидо – у 40%, урежение частоты и силы спонтанных эрекций – у 15%, ослабление
адекватных эрекций – у 30%), являются неизбежным проявлением аффективных нарушений.
Маскированная депрессия с преобладанием сексуальных расстройств, сообщают
цитируемые авторы, сопровождается жалобами на ускоренную или замедленную эякуляцию
в сочетании с ослаблением эрекции, реже на снижение полового влечения и выраженность
оргастических ощущений. При обследовании таких больных выявляются признаки
конгестии в предстательной железе. Сексуальные расстройства при маскированной
депрессии «возникают периодически (часто сезонно), имеют суточные колебания
интенсивности, тесно связаны с соматовегетативными нарушениями, относительно
резистентны к психостимуляторам, терапии мужскими половыми гормонами, психотерапии.
Наоборот, прослеживается отчетливая положительная реакция на терапию
антидепрессантами. Отмечается, что нередко расстройства исчезают спонтанно [17].
L. Keltikangas-Järvinen et al. [32] провели психологическое тестирование, направленное
на исследование личности (BDI, MMPI, RO, TAT), которое было осуществлено у 42
пациентов с клиническими признаками хронического простатита. В результате исследования
было выявлено, что пациенты характеризовались длительным существованием симптомов и
слабым ответом на терапию. Некоторая степень «психической
несогласованности/трудности» (psychic difficulty) была выявлена у 80% пациентов, а
признаки тяжелого психического расстройства у 20–50%. Среди выделяющихся психических
симптомов были беспокойство, депрессия, аффективная лабильность, слабая мужская
идентичность, другие сексуальные расстройства и даже «психотические черты». Этот
паттерн психических расстройств, отмечают авторы, соответствует описанному для
пограничной личности. Частое возникновение специфических психических и сексуальных
расстройств позволило им сделать предположение, что психические факторы могут играть
причинную роль для хронического простатита.
Ал г и че с к а я мо д е л ь . Также может быть выделена алгическая модель формирования
сексуальных дисфункций у больных хроническим простатитом. Обсуждая возможность
влияния данной патологии на сексуальные функции, С. Розенталь [24] отмечает, что в редких
случаях хронический простатит может вызвать одно специфическое затруднение,
возникающее исключительно при этом заболевании. Оно заключается в том, что во время
оргазма в гладкой мускулатуре простаты возникают мучительные болевые спазмы. У
мужчин, которые пережили такую болезненную эякуляцию несколько раз, нередко
возникают трудности с эрекцией или эякуляцией, представляющие собой условно-
рефлекторную защиту от боли. Помимо этого, длительный, протекающий с болями
воспалительный процесс, сопровождающийся преждевременной эякуляцией и
сглаженностью оргазма, может приводить к психогенному снижению либидо [17].
R. Bartoletti et al. (итальянская группа по изучению простатита) [27] с января по июнь
2006 г. обследовали амбулаторных урологических пациентов из 28 итальянских
урологических центров в возрасте между 25 и 50 годами. Контрольную группу составили 152
чел. такого же возраста, расы и «области происхождения», которые входили в число
обследованных инфертильных пар, но были здоровы в иных отношениях. Были изучены
истории болезни всех субъектов. Они подверглись различным исследованиям, в том числе и
микробиологическим. Из 5540 урологических амбулаторных больных у 764 был установлен
диагноз хронического простатита/синдрома хронической тазовой боли. Таким образом,
распространенность названного синдрома составила 13,8%. Выявили, что данный синдром
оказывал отрицательное влияние на сексуальное желание, эрекцию и продолжительность
полового акта, уменьшая ее (p<0,001).
М. Gonen et al. [31] отмечают, что синдром хронической тазовой боли –
распространенная и тяжелая проблема здоровья, затрагивающая качество жизни у мужчин.
Существуют относительно ограниченные исследования отношения этого состояния к
преждевременной эякуляции. Авторы оценили распространенность преждевременной
эякуляции у 66 турецких мужчин с синдромом хронической тазовой боли и сравнили их с
контролем (30 здоровых мужчин без «мочевых симптомов»). Использовался анкетный опрос,
состоящий из 2 частей (установление демографических данных и определение индекса
симптомов хронического простатита по турецкой версии the National Institutes of Health
Chronic Prostatitis Symptom Index). Преждевременной эякуляцию считали тогда, когда
интравагинальное латентное время эякуляции было меньше 2 мин с тем же самым партнером
в течение по крайней мере 6 мес. Все пациенты были оценены с помошью объективных и
обычных лабораторных методов исследования. Если имела место эректильная дисфункция,
то также проводилась пенильная допплеровская ультрасонография. Для статистических
сопоставлений использовали тест chi2. Из 66 пациентов с хроническим тазовым болевым
синдромом у 51 имела место преждевременная эякуляция (77,3%), которая у 10 пациентов
(15,2%) сочеталась с эректильной дисфункцией. Пенильная допплеровская ультрасонография
не выявила никакой сосудистой патологии у этих 10 мужчин. Частота преждевременной
эякуляции была достоверно выше у пациентов основной группы по сравнению с
контрольной (P 2 мин; такие же результаты были
достигнуты лишь у 21 из 55 мужчин (38,2%), у которых преждевременная эякуляция имела
место с начала половой жизни (P=0,012). Сделан выводы, что антибактериальная терапия
полезна в лечении преждевременной эякуляции, связанной с воспалением простаты, и
лечение наиболее эффективно у мужчин с приобретенной (acquired) преждевременной
эякуляцией [41].
Косвенным подтверждением роли простатита в генезе преждевременной эякуляции
могут служить следующие данные. Было обследовано 153 гетеросексуальных мужчины в
возрасте от 29 до 53 лет с преждевременной эякуляцией и 100 здоровых мужчин.
Проводились микробиологические исследования. Никаких существенных различий между
пациентами и контролем по возрасту, образованию и частоте половых актов выявлено не
было. Воспаление простаты было диагностировано у 64%, а хронический бактериальный
простатит у 52% пациентов с преждевременной эякуляцией, что достоверно превышало
частоту этих патологий в контроле (P<0,05). Сделан вывод о высокой распространенности
хронического простатита у пациентов с преждевременной эякуляцией, что диктует
необходимость исследования состояния простаты у пациентов с данной сексуальной
дисфункцией [39].
О высокой распространенности сексуальных расстройств у больных хроническим
простатитом свидетельствует и следующее исследование. Анкетный опрос 2000 субъектов,
которым на основании клинического обследования и исследования секрета предстательной
железы был установлен данный диагноз, выявил, что распространенность копулятивных
нарушений у них составила 49,0%. У 26,2% субъектов имела место преждевременная
эякуляция, у 15,0% – эректильная дисфункция, а у 7,7% больных эти два симптома
существовали одновременно [34, 35].
Интересно мнение итальянских исследователей по анализируемой проблеме. Так,
Е. Screponi et al. [38] сообщают, что ими были оценены анализы мочи до и после массажа
простаты и анализы секретов предстательной железы у 46 пациентов с преждевременной
эякуляцией и у 30 лиц контрольной группы (с использованием бактериологических
исследований). Определяли процент преждевременной эякуляции у лиц с выявленным
хроническим простатитом. Воспаление простаты было диагностировано у 56,5%, а
хронический бактериальный простатит выявлен у 47,8% субъектов с преждевременной
эякуляцией. Различия с контрольной группой оказались статистически достоверными
(P<0,05). На основании полученных данных авторы высказывают предположение о роли
хронического воспаления простаты в патогенезе некоторых случаев преждевременной
эякуляции и подчеркивают важность тщательного изучения состояния простаты перед любой
фармакологической или психосексуальной терапией, используемой при преждевременной
эякуляции. Предположительный характер высказываний о возможной роли воспаления
простаты в генезе сексуальных расстройств обусловлен тем, что данная публикация
относится к 2001 г. Во вводной части статьи ученые отмечают: «Этиологию
преждевременной эякуляции в настоящее время считают психологической по своей природе.
Однако должна быть рассмотрена возможность, что урологические, гормональные или
неврологические факторы могут внести вклад в это состояние». С тех пор многое
изменилось даже в представлениях западных ученых.
В 2003 г. было проведено специальное исследование, направленное на выявление
распространенности хронического простатита у мужчин с преждевременной эякуляцией.
Проводились анализы мочи (до и после массажа простаты) и секрета простаты у 106
пациентов с преждевременной эякуляцией, а также у 38 чел. контрольной группы.
Осуществлялись и бактериологические исследования. Была определена частота
преждевременной эякуляции у 120 пациентов с хроническим простатитом. Воспаление
простаты было найдено у 46,2%, а хронический бактериальный простатит у 34,7% субъектов
с преждевременной эякуляцией. По сравнению с контролем результаты были статистически
достоверны (P<0,05). Распространенность преждевременной эякуляции у пациентов с
хроническим простатитом составила 47,5%. Авторы пришли к выводу, что хроническое
воспаление простаты может играть роль в патогенезе некоторых случаев преждевременной
эякуляции, и важно проводить тщательное исследование состояния этого органа перед
началом терапии преждевременной эякуляции [40].
Н. Д. Ахвледиани, Ю. Г. Аляев, А. З. Винаров [3]. сообщают, что отмеченная
эффективность назначения антибиотиков при вторичной преждевременной эякуляции,
обусловленной воспалением предстательной железы, открывает перспективы действенного
медикаментозного лечения данного полового расстройства. П. В. Глыбочко и соавт. [9] в
своей статье отмечают, что роль хронического простатита (ХП) в генезе вторичного
преждевременного семяизвержения (ПС) остается предметом широких научных дискуссий.
В проведенное авторами проспективное мультицентровое российское исследование было
включено 584 больных ХП в возрасте от 16 до 62 лет (средний возраст – 36,2+/–11,9 лет),
проходивших лечение в период с 2005 по 2011 г. Среди них приобретенный характер ПС
констатирован у 172 (29,4%) мужчин, при этом ejaculatio praесох зарегистрировано у 169
(98,3%) пациентов, a ejaculatio ante portas лишь у 3 (1,7%). Подтверждена связь между
выявлением традиционных и атипичных микробных агентов, которые могут являться
этиологическими факторами ХП, и повышенным риском развития вторичной
преждевременной эякуляции.
Исследования, свидетельствующие об одном возможном механизме формирования
расстройств эрекции у больных хроническим простатитом
Российские ученые Ю. Г. Аляев, А. З. Винаров, Н. Д. Ахвледиани [по 1] сообщают об
интересных данных, полученных сотрудниками их клиники у больных с длительно
протекающим инфекционным простатитом. При помощи трансректальной
фармакоэходопплерографии у больных с распространенной формой этого заболевания
выявлялось достоверное снижение показателей артериальной перфузии в дополнительных
половых артериях. Отмечается, что наличие данных сосудов доказано при анатомических и
ангиографических исследованиях примерно у 70% лиц мужской популяции. Известно,
отмечают авторы, что акцессорные артерии проходят по переднелатеральным поверхностям
простаты над m. levator ani и являются важными источниками кровоснабжения полового
члена, которые сравнимы по значимости с конечными ветвями внутренней половой артерии
(Ю. Г. Аляев и соавт., 2003). Таким образом, заключают авторы, эректильные расстройства,
возникающие при хроническом простатите, имеют не только психогенный характер, что
противоречит мнению, которое высказывается в появившихся в последнее время российских
статьях, в которых приводятся категорические возражения против этой точки зрения (А. А.
Камалов и соавт., 2000, 2001). По мнению цитируемых авторов, необходимо продолжить
дальнейшее изучение данной проблемы.

http://gskochar.narod.ru/seksualnye_disfunkcii_u_bolnykh_khronicheskim_pros.pdf
Просмотров: 9526  |  Комментариев: (0)  | 
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь.
Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.

Добавление комментария
Ваше Имя:
Ваш E-Mail:
Полужирный Наклонный текст Подчеркнутый текст Зачеркнутый текст | Выравнивание по левому краю По центру Выравнивание по правому краю | Вставка смайликов Выбор цвета | Скрытый текст Вставка цитаты Преобразовать выбранный текст из транслитерации в кириллицу Вставка спойлера
Вопрос:
Сколько будет 1 плюс двенадцать? (ответ цифрой)
Ответ:*
Код:
Включите эту картинку для отображения кода безопасности
обновить, если не виден код
Введите код: